Новости
Виталий Портников: Авторитарный режим усиливает контроль в России Российские силовики надеются, что смогут контролировать любое высказывание граждан. Они надеются установить контроль... 26.06.2016
Китай встретил Путина "Калинкой-малинкой" (ВИДЕО) Во время официального визита президента РФ Владимира Путина 24 июня в Китай местные артисты поприветствовали... 26.06.2016
DW: Жизненная реальность России - пытки стали обычным явлением Правозащитники приурочили показ фильма "286" о превышении должностных полномочий в российской полиции к Международному... 26.06.2016
В Шотландии усиливается настрой на независимость: Около 60% жителей готовы к такому решению Согласно опросу после победы сторонников Brexit на референдуме о членстве ЕС количество сторонников независимости... 26.06.2016
Джордж Сорос предупредил о "практически необратимом" распаде ЕС Американский миллиардер Джордж Сорос предупредил, что выход Британии из Евросоюза делает распад блока "практически... 26.06.2016
Brexit и Россия: Три варианта последствий Российский журналист Валерий Соловей назвал три наиболее вероятных варианта развития событий, которые могут ждать РФ... 25.06.2016
Бизнесмен рассказал о том, как заработал свои первые миллионы лидер России Израильский бизнесмен Максим Фрейдзон, контактировавший с президентом России Путиным в 1990-е годы, рассказал, как тот... 25.06.2016
Каспаров не видит российской оппозиции после убийства Немцова Российский оппозиционер Гарри Каспаров считает, что любой человек, действующий сегодня на территории РФ, так или иначе... 25.06.2016
Слава Рабинович оценил перспективы России и Украины после Brexit «Некоторые болтают много разной чепухи про Brexit. Другие просто пытаются разобраться. Третьи хотят знать, как это... 25.06.2016
Шотландия будет любой ценой добиваться дальнейшего членства своей страны в ЕС Шотландия готова провести новый референдум о независимости, чтобы сохранить свое членство в ЕС. 25.06.2016




Курс банковских металлов НБУ Курсы валют Стоимость нефти (ICE)
грн./тр.унциюИзм., %
Золото32679.910+4.056
Серебро448.716+4.298
Платина23953.079-1.772
 ПродажаПокупкаНБУ
USD25.1524.524.873
EUR28.7526.7627.525
RUB0.3910.2880.38
$/баррельИзм., %Дата
BRENT48.46-4.81Jul
WTI49.37+2.8155Jul
GAS OIL433.25-3.693Jul
Украинский бизнес / №18(346) 14 МАЯ 2012
Титанические усилия    Печатная версия    в избранное
ХИМИЯ
Дмитрий Фирташ готовится потратить в ближайшие семь лет семь миллиардов долларов на развитие азотной химии, титановой отрасли и создание нефтехимического производства. И это без учета расходов на покупку новых предприятий в Европе и Украине

«Эксперт» не любит употреблять в своих публикациях слово «олигарх». Уж слишком часто и нередко не к месту его используют другие СМИ. Так что, взмывая на скоростном лифте на 31-й этаж престижного киевского офисного небоскреба «Парус», мы для себя решили, что будем беседовать с владельцем Group DF как крупным бизнесменом, умудряющимся строить химическую империю, несмотря на высочайшие цены на природный газ. Дмитрий Фирташ с первых минут разговора дал нам понять, что, как глава Федерации работодателей, он общается с президентом, премьером, министрами и губернаторами и у него есть свое выстраданное видение экономической и промышленной политики в стране. В итоге беседа затянулась на четыре часа. Ведь не каждый день удается столь обстоятельно пообщаться со столь влиятельным бизнесменом, тем более что он готов аргументированно мотивировать свои интересы и пояснять сделанные шаги.

«Нет того веса, который мы не можем поднять»

— Дмитрий Васильевич, полгода назад вы возглавили Федерацию работодателей Украины (ФРУ). Почему решили заняться общественной деятельностью?  

— Я уверен в том, что бизнес должен играть в стране гораздо бóльшую роль, чем до сих пор. Реально влиять на экономическую политику страны. За 20 лет в нашей стране фактически появился новый класс людей – это собственники бизнеса, работодатели. Бóльшая часть экономики Украины – частная собственность. И бизнес принимает решения, от которых, так или иначе, зависят миллионы людей.

Я убежден, что для Украины сегодня очень важна влиятельная позиция бизнеса. Это то, что способно сделать нашу страну сильной. Да, с Украиной в мире должны будут считаться не за счет сильной армии, а за счет сильной промышленности, сильного бизнеса.

Федерация работодателей — это то, что объединяет всех украинских предпринимателей, бизнесменов. Это наша организация, наша площадка. Для общения с властью. Для защиты своих интересов и идей.

Если вы посмотрите на аналогичные организации в любой другой европейской стране, то убедитесь в том, что это мощные, влиятельные органы. И бизнес, и правительство, и местные власти сегодня очень хорошо понимают, что такое Федерация. С нашим мнением считаются. И теперь бизнесу, чтобы защищать себя, не нужно идти в политику. Каждый должен заниматься своим делом. Тогда в стране будет порядок, и каждый будет понимать свою зону ответственности.

Благодаря Федерации у бизнеса есть механизм реального влияния. Мы сегодня на равных говорим с правительством, с налоговой, таможней, Антимонопольным комитетом. Федерация усиливает свои внешнеэкономические связи с европейскими странами, с Россией и странами Азии. У нас нет искусственных политических ограничений. Бизнес всегда руководствуется здравым смыслом и экономической выгодой. Я хочу, чтобы Федерация была катализатором новых процессов, в которые вовлечен украинский бизнес. Мы будем находить новые возможности для развития Украины. Я знаю, что многие скептически относятся к тому, что наша страна может стать одной их ведущих европейских экономик и войти, например, в G20. Это происходит потому, что люди мыслят стереотипно и часто не видят дальше своего носа. Я как бизнесмен, который работает на разных рынках, уверен: у Украины есть огромные преимущества и возможности, которые просто нужно использовать. Но при этом бизнес должен быть заодно, а люди, которые им занимаются, — держаться вместе.

— Полагаете, власть вас услышит?

«Мы пытаемся выстроить украинский рынок так, чтобы импортеры вообще перестали у нас хозяйничать»

— Как показывает опыт — слышит. Например, недавно возникла проблема с грузовыми перевозками по железной дороге: нельзя было арендовать вагоны, а цены выросли на треть. За сравнительно короткий промежуток времени мы этот вопрос закрыли. Оказалось, что Федерация может эффективно работать, а правительство готово помогать. Это говорит о том, что нет того веса, который мы не можем поднять, нет той проблемы, которую мы не могли бы решить.

— Вы говорите, что раньше бизнес не имел своей площадки. А как же УСПП?

— Влияние Федерации работодателей Украины выходит далеко за пределы страны. Международная организация работодателей, Международная организация труда, входящая в структуру ООН, признают только объединения работодателей. В диалоге с организациями работодателей других стран Федерация представляет Украину. Кроме того, права и полномочия ФРУ в диалоге с властью определены специальным законом об организациях работодателей.

— Вы и так имеете лобби в правительстве, зачем вам общественная организация?

— Мне часто говорят: «Вам, большому бизнесу, легко, вы можете себя защитить. А нам, маленьким, всегда сложно…» Я смеюсь и отвечаю: «Вам так кажется. На самом деле, чем больше бизнес, тем тяжелее его защитить. Разница в том, что ваша проблема решается на уровне губернатора, а то и участкового милиционера, а наше решение находится на более высоком уровне». Но не это важно. Важно то, что должны быть одинаково комфортные условия работы и для малого, и для крупного бизнеса. Поэтому Федерация решает проблемы системно, а не лоббирует интересы отдельных предприятий.

Я понимаю свою степень ответственности за выполнение этих задач, но одного меня мало. Нужно, чтобы бизнес был активным. Многие как привыкли: лучше посидеть, не высовываться, ничего не делать, и как-то оно будет. Я предлагаю сменить тон, не бояться: чтобы с бизнесом считались, чтобы с нами разговаривали. Мы должны вместе влиять на экономическую политику государства. Мы должны показать новые возможности для Украины, потому что именно бизнесмены хорошо чувствуют новые перспективы.

В этом году — начале следующего я  решил объехать все регионы, встретиться с бизнесом. Наша цель – построить эффективные отношения бизнеса и власти по всей стране.

— Для вас, как для собственника предприятий, актуален вопрос обновления промышленных активов. Но наши банки не готовы к долгосрочному кредитованию под низкие ставки. Какое решение проблемы вы видите?

— Вопрос финансирования, реконструкции и длинных денег — это проблема номер один. Короткие деньги для бизнеса можно заработать на трейдинговых операциях, но сегодня бизнес очень тяжело генерирует эти деньги. И вряд ли многие предприятия могут похвастаться, что они имеют высокую рентабельность. Но говорить, что виноват в этом только Национальный банк, я бы не стал. Нацбанк – это зеркало страны, экономики в целом. На мой взгляд, проблема куда глобальнее. Ведь от решения этого вопроса зависят рейтинги страны. Если они будут высокими, будет интерес у иностранных инвесторов вкладывать деньги в Украину. Для этого нужны системные экономические перемены. Необходимо дерегулировать экономику, сделать нормальные условия для работы бизнеса, причем не только крупного, но и малого, и среднего. Федерация именно этими вопросами и занимается — это наш вклад в построение новой экономической системы, которая даст высокий рейтинг стране и доступные кредиты для бизнеса.

В порядке эксперимента в этом месяце мы дали доступ малому бизнесу к недорогим кредитам. Я вместе с черновицкими бизнесменами создал в Черновцах фонд «Буковина». Он выдает льготные кредиты для предпринимателей, которые хотят развить свой бизнес. Ставка по кредиту варьируется от пяти до пятнадцати процентов. Надеюсь, этот проект будет результативным, и этот опыт можно будет перенести на всю страну.

— Вот в вашей собственности есть банк «Надра». Под какую процентную ставку он готов кредитовать предприятия Group DF?

— Group DF в Надра Банке не кредитуется. У нас достаточно высокая ликвидность. По нашей логике, Надра Банк не является структурой, обслуживающей группу. Это розничный банк, в котором не 20–30 филиалов, а 500 подразделений. Это огромная организация. Ее цель — работа на розничном рынке. Конечно, группа обслуживается в банке, чем обеспечивает ему большую поддержку. Мы в «Надре» держим счета, оборотный капитал, покупаем валюту, храним остатки. Если оценить ликвидность Надра Банка, то мы войдем в первую тройку в украинской банковской системе.

Мы свои деньги держим в этом финучреждении. По сути, своими средствами гарантируем его стабильность.

— Правильно ли мы понимаем, что ни один завод группы не берет в банке финансирование?

— Есть краткосрочные потребности. Например, северодонецкий «Азот» одалживал в «Надре» 300–400 миллионов гривен. Им не хватало средств — реализация продукции затягивалась, а за газ платить надо. У всех наших предприятий открыты кредитные линии, но они короткие. То есть, взял-отдал. На три-пять дней.

— После реанимации банка вы заявляли, что «Надра» будет входить в пятерку розничных банков Украины. Вы действительно считаете такую цель реальной, ведь о желании войти в топ-5 заявил не один десяток других банков?

— Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Ты плохой менеджер, если будешь говорить, что тебя устраивает то, что ты имеешь сейчас. Коллектив надо мотивировать. И ему поставлена задача: «Ребята, вы должны занять, как минимум, пятое место по рознице».

«Украина обязана иметь альтернативные источники поставок»

— В стране высокая цена на газ. Для вас это проблема? Какие пути ее решения видите?

— Цена газа высокая, это правда. Она никого не устраивает. Для украинской промышленности 400 долларов за тысячу кубометров — уже беда, потолочная цена, а выше — это вообще катастрофа. Вот слышу выступления оппозиционных политиков: «Почему мы должны думать, как удешевить газ? Это не наша проблема, это проблема тех, кто купил эти заводы, кто ими управляет». Я спрашиваю, нормальный человек разве может такое говорить? Я-то как раз при такой цене газа как-то выживу. А что страна будет делать? Представьте, что сейчас остановилась химия. Посчитайте, сколько градообразующих предприятий в секторе, каждый завод в среднем трудоустраивает более шести тысяч человек. Умножьте эту цифру на четыре — членов семей работников. Получится, что 70–80 процентов жителей в таких городах живут благодаря этому предприятию. Если заводы остановятся, это будет социальная катастрофа! Заводы дают занятость, платят налоги в бюджет, зачастую содержат инфраструктуру в этих городах! Поэтому нормальный человек такого сказать не может, он должен был бы губу прикусить.

— Итак, 400 долларов — предельная цена газа…

 — Для химии она вообще нереальная. Вдвое выше европейской. Представляете, как в таких условиях Украине конкурировать на внешних рынках?!

— И вы при этом скупаете химические активы. Что дает вам уверенность в перспективности химии в таком случае?

— Рынок изменился кардинально. Раньше рынок газа строился так: кто имеет газ, тот хозяин банкета. Был рынок продавца. Сегодня акценты смещаются в пользу покупателя — теперь он господствует на рынке газа. Приведу вам такой пример. Раньше вся Америка закупала огромные объемы газа в Африке и Тринидаде. Россия разрабатывала более семи лет Штокмановское месторождение, туда были вложены огромные деньги. Проект разрабатывался сугубо для поставок в США. Но Америка нашла другое решение — добыча сланцевого газа, и отказалась от российских объемов. Проект по сланцу реализован, и сегодня внутренняя стоимость газа в США — 90 долларов за тысячу кубов. Понятно, что такой низкой она долго не будет, но сейчас это фактически бесплатный газ в сравнении с нашей ценой.

В дальнейшем, по всем экспертным прогнозам, цена установится на уровне до 200 долларов. Американцы закрыли свои потребности по газу, и теперь в мире наблюдается его избыток. При этом параллельно Израиль нашел колоссально емкое месторождение. Для него такие объемы газа тоже избыточны. Эти объемы надо кому-то продавать…

«Я вижу: Airbus и Boeing развиваются, аэрокосмонавтика идет вперед. Уверен, что в ближайшем будущем мир ждет дефицит титановой продукции. Сейчас четыре участника воюют за этот рынок: Китай, Россия, Казахстан, США. А нас там почему-то нет! Украина может занять на этом рынке второе место»

Индия развивается, значит, будет покупать, Китай будет покупать, Европа тоже будет покупать газ, пусть и меньше, чем раньше. То есть сбыт будет. И кто теперь будет диктовать условия на рынке газа? Посмотрите, Gaz de France покупает теперь лишь 15–20 процентов российского газа. Идет диверсификация.

К чему я веду? Наступил момент, когда Украина имеет уникальный шанс торговаться. У нас один из самых больших рынков в Европе по потреблению природного газа. Франция потребляет не более 50-60 миллиардов кубов газа, Германия берет 60–65 миллиардов. Украина потребляет 20 миллиардов кубов собственной добычи и закупает еще 40 миллиардов. Это же огромный рынок потребления!

За все 20 лет независимости наша проблема была только в одном — мы имели дешевый газ и не думали об альтернативе. Сейчас, имея такую цену, мы обязаны ее найти. Вопрос: откуда мы будем брать эти 40 миллиардов кубических метров через пять лет? От российского газа полностью отказаться неправильно, но закупать все сто процентов импортного газа у России — тоже не выход. Для усиления переговорной позиции Украине необходимы альтернативные источники поставок.

— Насколько Украина может продвинуться в вопросе альтернативной энергии?

— Украина должна широко смотреть на мир и использовать возможности, которые сейчас открываются. Первая альтернатива — это сланцевый газ. Но нужно очень внимательно оценить его запасы. В соседней Польше объявили, что запасов этого газа хватит и для страны, и на экспорт. А оказалось, что новые месторождения перекроют потребности страны на тридцать лет. Казалось бы, и это хорошо, но ожидания не оправдались.

Вторая возможность — это доставка газа по морю. Надо строить СПГ-терминал. Учитывая то, что сегодня рынок покупателя, а не продавца, идет расчет на то, что можно будет получить хорошие долгосрочные контракты. Украина сможет сделать так, что будет покупать не сто процентов российского газа, а хотя бы 50. Найдется решение, и, поверьте, всё изменится. Украина обязана иметь альтернативные источники поставок — по таким законам сегодня старается жить весь цивилизованный мир.

«Мы должны выйти на полку»

— Вы приобрели николаевский порт «Ника-Тера». Какую пользу он приносит группе?

— Мы купили его не просто так, он нам жизненно необходим. К концу 2012 года его мощности будут доведены до десяти миллионов тонн. А если мы окончательно договоримся  с правительством, мощности порта будут увеличены до 20 миллионов тонн. И это уже совершенно другой уровень. Мы сможем переваливать большое количество разной продукции. Это, прежде всего, выгодно Украине. Развитие портовой структуры повлечет развитие судоходства, торговли. Это новые рабочие места, новые возможности.

— Что должно сделать правительство?

— Если мы договоримся, власти должны будут выполнить свой фронт работ: нужно протянуть к порту еще одну железнодорожную ветку, построить объездные дороги, подготовить инфраструктуру к строительству причалов. На это потребуются серьезные средства. Но в итоге мы построим один из самых больших портов в стране! Развитие портовой инфраструктуры — один из приоритетных вопросов для Украины.

Порт обеспечит нам обслуживание наших грузопотоков на 70–80 процентов, то есть мы сможем отгружать почти весь свой товар и привозить в порт всё необходимое сырье: серу, фосфаты и прочее. Кроме того, создав порт, мы перекроем другим поставщикам возможность задерживать отправку украинских удобрений на экспорт в пиковый сезон.

— Зерно переваливать собираетесь?

— Конечно, думаю, что уже в этом году перевалим не менее пяти миллионов тонн зерна на экспорт.

— Каковы ваши планы по азотному производству?

— Стратегическая задача для всего азотного направления — увеличивать объемы производства продукции с более высокой добавленной стоимостью. Мы, к примеру, хотим не просто производить аммиак и продавать его. Мы хотим делать переработку аммиака и выпускать те виды удобрений, на которые растет спрос: аммиачную селитру, карбамид, карбамидно-аммиачную смесь. Мы перестаем быть, если можно так выразиться, «сырьевым придатком» зарубежных предприятий. Более глубокая переработка даст намного бóльшую рентабельность нашему производству. Я думаю, через два-два с половиной года Украина вообще не будет продавать аммиак — он будет весь полностью перерабатываться. Но если по какой-то причине на аммиак будет высокая цена, то мы всегда можем остановить производство селитры, карбамида и продавать аммиак.

— У вас были планы по развитию внутреннего рынка. Как вы собираетесь вытеснять импортеров с внутреннего рынка?

— Мы пытаемся выстроить украинский рынок так, чтобы импортеры вообще перестали у нас хозяйничать. Это стало возможным после консолидации нами заводов. Мы уже достаточно серьезно занимаемся складами, потому что для покупателя важно не просто купить удобрение в удобном месте, которое находится поблизости его хозяйства, но и иметь возможность хранить купленное удобрение. Мы уже купили крупную компанию-трейдера «УкрАгроНПК», и получили 16 складов по всей стране. К концу лета 2013 года у нас будет 36 складов. Этого будет достаточно, чтобы контролировать ситуацию с импортом — у импортеров нет таких складских сетей, мы выигрываем у них по логистике, потому что мы ближе к клиенту, примерно при таких же ценах.

Кроме того, мы ведем переговоры с двумя крупными сетями заправок, чтобы на них можно было продавать мелкие фасованные партии удобрений, как в Европе. По дороге любой человек может купить два-три-пять килограммов селитры, карбамида для огорода. Проще говоря, у нас будет и крупный опт, и мелкая розница. Моя позиция — мы должны выйти на полку. На этих полках мы хотим продавать не только удобрения, но и гербициды, и прочую агрохимию. К сожалению, в крупных супермаркетах пока нет наших удобрений.  Там все заполонил польский и немецкий импорт. Мы это исправим. Украинские удобрения не хуже, и цена позволяет конкурировать. 

— Какие направления химии, кроме азотной, будете развивать?

— Мы намерены серьезно заняться направлением нефтехимии. На семь-восемь лет программа по этому сектору потребует два – два с половиной миллиарда долларов. Мы хотим увеличить и расширить линейку продуктов: метил, пропилен, этилен, полистиролы, а также капролактам, химические волокна.

— Где будете брать сырье — нефтепродукты? Без этого говорить о развитии этого направления бессмысленно…

— Мы планируем приобрести нефтеперерабатывающий завод и сеть заправок, но пока не скажу, о каких предприятиях идет речь.

— Какие еще активы планируете приобрести?

— Сейчас мы участвуем в переговорах с одной крупной европейской компанией по производству удобрений. Там очень сложный конкурс. В нем участвуют несколько крупных международных компаний. Все настроены очень серьезно. Мы — тоже, поскольку у нас есть план по присутствию на европейском рынке.

— Насколько крупное это предприятие, за которое вы боретесь?

— Это большие заводы.

«Будем по металлическому титану и губке вторыми-третьими в мире»

— Можете назвать примерные бюджеты по вашим основным направлениям — нефтехимии, азотному и титановому направлениям? На какой период внедрения рассчитаны ваши программы?

— Не менее чем на семь лет. Что касается бюджетов, то я могу дать очень грубые прикидки. У нас получается: нефтехимия — два-два с половиной миллиарда долларов, еще полтора-два миллиарда — азотная часть. В эти затраты не входит покупка новых предприятий. Я говорю только о реконструкции. В титановое направление мы планируем вложить порядка 2,4–2,7 миллиарда долларов США.

— Масштабно! То есть в имеющиеся активы вы хотите вложить более семи миллиардов долларов. И где, позвольте спросить, возьмете средства?

— Первый источник — наши собственные деньги. Их мы собираемся тратить только на первоначальные строительные, монтажные работы, то есть на создание площадки... На эти цели пойдет примерно 25–30 процентов средств. Основная же масса денег, как вы понимаете, пойдет на покупку европейского оборудования. И финансирование этих покупок будет происходить на заемные деньги.

По такой схеме мы строили серно-кислотное производство на «Крымском Титане». Через страховую компанию Hermes взяли оборудование в лизинг. Эта программа обошлась нам под 2–3% годовых. А сам лизинг рассчитан на 20 лет. Чудеснее придумать ничего нельзя! И это только кажется, что сумма инвестиций огромная. Но если разбросать всю сумму на семь лет — это не так и много.

— Ваших средств всё равно получается минимум полтора миллиарда…

— Правильно подметили. Из них, я думаю, 700–800 миллионов долларов будет банковский кредит.

— Зарубежный, наверное?

— Конечно. У украинских банков мы не сможем кредитоваться. Например, по серной кислоте на «Крымском Титане» мы сотрудничали с европейскими банками. Ставка — четыре-пять процентов годовых. В это производство мы вложили около миллиарда гривен, из которых 20 процентов — наши деньги.

— То есть пятая часть — свои средства?

«Многие как привыкли: лучше посидеть, не высовываться, ничего не делать, и как-то оно будет. Я предлагаю сменить тон, не бояться: чтобы с бизнесом считались, чтобы с нами разговаривали»

— Да. Именно так работает такая лизинговая схема. Ты должен первым вложить свои деньги, показать, что они у тебя есть. Проще говоря, если они занимают тебе гривню, значит, ты должен вложить свои 20 копеек. Нам выгодно такое сотрудничество.  Европейцы поддерживают своих производителей оборудования. Дают гарантии, кредиты, и таким образом стимулируют экспорт. Это, кстати, то, чего в нашей стране не хватает — программы финансовой поддержки экспорта. Например, в Германии государство через различные гарантийные схемы поддерживает свое машиностроение. Благодаря такой схеме мы построили цех серной кислоты — по сути, новый завод. Продается оборудование, металл, даются рабочие места, задействованы проектные институты, сборка. Это в общем выливается в целую экономическую цепочку. Поэтому роль государства в стимулировании экспорта — колоссальна. Предприятие «Титан», которое мы, по сути, заново построили, — супер! Правда. Это второе в Европе такое высокотехнологичное производство. Первое было запущено полтора года назад в Бельгии.

— Вы долго боролись за обеспечение сырьем титановой отрасли. Почему возникла такая ситуация?

— Зарубежные компании со мной воевали восемь лет для того, чтобы аккуратно закрыть всю титановую программу в Украине. Им не нужны были конкуренты — нужны были только горно-обогатительные комбинаты — прямой доступ к сырью (Вольногорский ГОК и Иршанский ГОК. — «Эксперт»). За восемь лет мы пережили две «войны», в которых участвовали политики и влиятельные  бизнесмены из других стран.

Скажу честно, я боролся за себя. Но, с другой стороны, я боролся за страну. ГОКи находятся в Украине, почему их нужно отдавать в управление другим странам? В апреле этого года Фонд госимущества подписал с нами соглашение о продлении сроков аренды ГОКов. Проведена оценка, мы платим справедливую арендную плату. Я развиваю ГОКи, вкладываю в них деньги.

Кроме существующих ГОКов, сейчас разрабатывается два новых проекта. Это Стремигородское месторождение в Житомирской области — одно из крупнейших титановых месторождений в мире, а также Матроно-Анновское месторождение в Днепропетровской области. Мы хотим более эффективно использовать наши месторождения — продавать не ильменит, а иметь уже первый передел, чтобы делать шлак.

— А покупатели согласны приобретать не ильменит, а уже шлаки?

— Скажем, россияне уже согласились с нами. Они поняли, что выиграть невозможно. Вначале говорили, что обойдутся без нас. Но жизнь показала — они уже готовы покупать не ильменит, а шлак.

Это были непростые переговоры. Но логика рынка всегда побеждает. Если мы хотим быть игроком на титановом рынке, мы должны держать позицию. Нас уже начинают уважать. Увидите, через пять лет Украина может быть по металлическому титану и губке второй-третьей в мире. И вывод прост: надо отстаивать свои позиции.

— Это вы сейчас о доле на мировом рынке, с учетом производства на Запорожском титано-магниевом комбинате (ЗТМК)?

— Да, по нашей программе на этом предприятии можно будет производить 40 тысяч тонн титановой губки. Если в конце концов создать настоящий титановый холдинг, в том виде, в котором я уже говорил раньше — со всеми нашими активами. И нужно как можно быстрее начать воплощать в жизнь эту программу. Мы уже купили завод в Италии, и вообще ушли в переработку прутка, листа, трубы. Уже работаем с концерном Airbus. Скажу честно, в мире не ожидали от нас такого рывка. Когда мы пришли на ЗТМК, он производил четыре-пять тысяч тонн губки плохого качества. Сейчас это производство доведено до девяти тысяч тонн.

Этого мало. Пока завод фактически слабый. Высокая себестоимость получается из-за дорогой электроэнергии, из-за старого оборудования. Там старые, маленькие котлы. Исторически на это предприятие  приходили разные руководители, накапливали долги; чиновники зарабатывали деньги, а у завода не было будущего. Но, я надеюсь,  оно будет. Мы ждем конкурса и намерены в нем участвовать.

— Если всё так печально, почему вы не построите новый завод? Зачем вам эти чужие старые проблемы?

— Если остановить ЗТМК, Украина выйдет с рынка. Строительство нового производства —  это несколько лет. За это время Украину могут забыть. Входить в рынок заново всегда намного тяжелее. Поэтому наше видение — сохранять старое производство и параллельно строить новое, с новыми технологиями, мощное. Это может быть «двадцатка» (производство на 20 тыс. тонн губки. — «Эксперт»). Потом можно будет снести старые цеха и открывать вторую линию еще на 20 тысяч тонн.

Я отдаю себе отчет, что нужно будет жертвовать деньгами, чтобы Украина удержалась на титановом рынке до появления нового производства и новой продукции. Иначе никак. Я думаю, что сценарий будет такой же, как на «Крымском Титане». Предприятие производило до моего прихода 30 тысяч тонн двуокиси титана, к концу этого года будет производить 120 тысяч тонн. У Group DF нет проблемы сбыта. У нас есть своя лаборатория. Если клиент из Италии разрабатывает новый ассортимент продукции — бумаги или краски, — он сбрасывает исходную информацию в нашу лабораторию. Мы по его заявке оперативно разрабатываем продукт под него…

Я вам больше скажу. На «Крымском Титане» мы начинаем строить еще одно производство на 120 тысяч тонн диоксида титана в год. Таким образом, в Крыму будет производиться 240 тысяч тонн! Так же может быть и на «Сумыхимпроме». Сейчас они производят 40 тысяч тонн, а могут — 160 тысяч! Если нарастить производство, Украина удвоит свою долю и будет занимать шесть-восемь процентов мирового рынка диоксида титана.

— Почему «поставили» именно на титан?

— Титан — это космос, это мир настоящего и будущего. Когда я приводил в порядок «Крымский Титан», я уже понимал, что на вложенный в титан рубль можно получить десять рублей на выходе. Вспомните, американцы вложили когда-то 30 миллиардов долларов в Лунную программу. То, что они окупили по ней минимум 300 миллиардов, об этом уже все забыли. Но все технологии, которые сегодня использует мир, дала Лунная программа... Мы — большая страна, с огромным потенциалом именно на титановом рынке. Я вижу: Airbus и Boeing развиваются, аэрокосмонавтика идет вперед. Я уверен, что титан — это будущее. И я уверен, что в ближайшем будущем будет дефицит  титановой продукции. Сейчас четыре участника воюют за этот рынок: Китай, Россия, Казахстан, США. А нас там почему-то нет! Украина может занять на этом рынке второе место.

Моя философия такова: если я сказал — я буду делать. Я не буду спать, я не буду дышать, но я сделаю, если возьму на себя ответственность. Я абсолютно не сомневаюсь, что чем быстрее будет создан вертикально-интегрированный титановый холдинг, тем лучше для Украины.

«Мы подымем планку Украины как государства. И я буду к этому причастен»

— Почему вы стали спонсировать футбольный клуб «Таврия»?  Это тоже часть какого-то плана? Или не смогли отказать?

— «Таврия» — это команда всего Крыма, я понимаю, что этот клуб и футбол вообще очень важны для крымчан. Я вижу это, потому что являюсь акционером двух предприятий в Крыму. Мы давно договорились с крымскими властями о том, что я буду поддерживать «Таврию» и не брошу ее. Свое обещание я выполняю.

— Так вы альтруист?

— Нет, не альтруист вовсе. Но у меня есть своя философия. Мы не сокращали людей. Например, на «Северодонецком «Азоте» нужно всего 2,5–2,8 тысячи человек, а там работает 8,7 тысячи! У меня директора ломают голову над тем, как загрузить работой людей. Это большая проблема. Но давайте посмотрим, что будет, если их уволить? Чем они займутся и как изменится обстановка в городе?

— В лучшем случае уедут, в худшем — будут грабить и пить по-черному. Криминал в любом случае.  

— Правильно. А мне нужна безопасность. Если ты хочешь иметь хороший завод, если ты хочешь, чтобы он работал, ты должен думать о людях, о том, в каком городе они живут. Вы можете посмотреть, сколько наши предприятия потратили на социальную сферу за последние несколько лет. И эти программы продолжаются. Я считаю, сегодня по-другому нельзя.

Такие города, как Северодонецк, Армянск или Красноперекопск (а всего таких в Украине — 120) зависят фактически от одного предприятия. И мы в Федерации работодателей считаем, что к таким городам со стороны государства должен быть особый подход.

— Футбольное Евро-2012 для Украины — это шанс?

Вот посмотрите — строятся стадионы, аэропорты! Мы прилетели во Львов, я давно там не был. Я вышел и сказал: «Ребята, смотрите, кто бы и что мне ни говорили, никогда этого аэропорта не было бы, если бы не Евро». Скажу больше. Теперь власти вынуждены будут что-то делать, потому что построили мощный аэропорт, и к нему надо достроить мощную инфраструктуру. Им надо развивать теперь туристическую тему в Карпатах, чтобы загрузить этот аэропорт, хотя бы по внутренним перевозкам.

Единственное, я считаю, что было бы правильно, — Симферополь включить в список городов, принимающих Евро-2012. Крыму это нужнее, это туристический центр Украины. А будут ли люди летать так же часто в Донецк или Харьков после Евро? Если бы мы имели классный аэропорт в Крыму, стадион хороший, хорошие дороги, гостиницы, мы бы на 40 процентов осуществили планы по развитию Крыма. Проводить Евро во Львове логично. Там курорты — Карпаты, Моршин, Трускавец. Построенные объекты пригодятся там и после Евро.

— Кем вы видите себя и какой свою компанию через десять лет?

Я очень комфортно чувствую себя в бизнесе. Это мое. Не знаю, как сложится жизнь, но пока я точно понимаю, чего хочу. И мои ожидания такие: Group DF будет украинской компанией мирового масштаба. Я надеюсь, что в титановой отрасли, в частности в металлургии, мы будем вторыми, в крайнем случае — третьими. Думаю, для нас это будет большая победа. Сложно бороться с такими технологически мощными странами, как США, Россия, Китай. Но мы будем это делать. Это то, чего мы можем реально достичь, подняв тем самым планку Украины как государства. И я буду к этому причастен.



Авторы: Андрей Блинов, Наталья Кабаш

 печать  отправить ссылку другу  в избранное
КОММЕНТАРИИ


Нет комментариев.

ОБСУДИТЬ СТАТЬЮ



ЧИТАЙТЕ ЕЩЕ В РУБРИКЕ "УКРАИНСКИЙ БИЗНЕС"
Проигрыш «чертовой дюжины»
Лотереи
О том, как Кабмин продлил срок действия лицензий всех операторов лотерей на 13 лет без их ведома и согласия
Кукурузник по-кубински
Корпорация кубинской авиации создает на острове Свободы производственную базу для модернизации собственного парка самолетов Ан-2
Семиголовое «Гидро…»
На минувшей неделе был обнародован приказ Министерства энергетики и угольной промышленности от 5 сентября, согласно которому стоимость основных средств энергетической компании «Укргидроэнерго» составляет 12,488 млрд гривен
На машинах под горой
Машиностроение
На что Ринат Ахметов делает ставки в своем бизнесе по производству горнодобывающей техники
Операция «компенсация»
Автопром
Кабинет министров разрабатывает процедуру денежной компенсации для тех покупателей украинских легковушек, которые сдали на утилизацию старые авто. Такой шаг даст краткосрочный положительный эффект, но вызовет проблемы в среднесрочной перспективе
Адреналин за свой счет
Туризм
Активный туризм в Украине становится модным увлечением. Но соответствующий сегмент всё еще остается нишевым и диковатым: не хватает квалифицированных специалистов и правил игры
Родник для фотона
Репортажи
Менее чем за год в Крыму построено около 30 МВт солнечных мощностей. В ближайшие несколько лет они увеличатся в десятки раз
Берут на снежную пушку
Репортажи
Владельцы горнолыжных трасс в Украинских Карпатах прилагают большие усилия, чтобы составить конкуренцию европейским горнолыжным курортам. Однако во многих местах создание необходимой инфраструктуры находится в зачаточном состоянии. Таковы основные результаты пробега «Лыжный патруль-2010»
Крюковать или хюндаить?
Расследования
Прежде чем решать, у кого закупать скоростные поезда для украинских железных дорог, чиновникам не мешало бы выяснить, где такую технику у нас применить
Киев-гор-строй-мой-твой-стой
Расследования
Переход «Киевгорстроя» в частные руки вызовет удорожание жилья в столице



   карта сайта
Публикации
Дзержинск. Схемы "водочного" Рыбака 19.05.2016
Дзержинск. Непотопляемый сепаратизм 18.05.2016

Новости компаний
Кsakep.com о преимуществах бэкинга для российских инвесторов Инвестирование является прекрасным способом не только сохранить собственный капитал, но и значительно его приумножить. 14.06.2016
Хостинг: что это такое и зачем он нужен? Ведения бизнеса в Интернете с каждым годом набирает всё больше и больше оборотов. Все потому, что такой способ наиболее... 13.06.2016
От арматуры до профнастила: ремонт должен быть сделан на совесть! Возведение нового здания — дело очень непростое. Человек в этом несведущий не знает, сколько вопросов возникнет перед... 27.05.2016
Мгновенные займы — подспорье в открытии собственного дела Взять срочные деньги в долг можно у одной из микрофинансовых организаций. 16.05.2016
Смартфоны Meizu - хороши и доступны Китайская компания Meizu Technology Co, специализирующаяся на производстве цифровых электронных устройств, уже давно... 28.04.2016
Специалист по методологии
Управляющий магазина
Новости от KINOafisha.ua
Загрузка...
Загрузка...
Билеты в кинотеатр IMAX

E-MAIL рассылка
Укажите адрес электронной почты
для оформления подписки

Последний номер #18(346) 14 МАЯ
Повестка дня
Роковая женщина президента
Стальной банкир
Назад к драхме?
Новый старый
Против аятоллы не попрешь
Не время для праздности
ЦИФРЫ НЕДЕЛИ
Тема недели
Испытание жадностью
ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ФИНАНСЫ
Ловушка для смелых
РЕДАКЦИОННАЯ СТАТЬЯ
Украинский бизнес
Опасные отходы
НЕДВИЖИМОСТЬ
Титанические усилия
ХИМИЯ
Экономика и финансы
Экологическая дорога в ад
ТЕОРИЯ
Политика
Мосье социалист
ФРАНЦИЯ
Культура
Добро пожаловать в «текучую современность»
МИРОВОЙ ПОРЯДОК
Вечный парадокс искусства
Яблоки в цене
Алкоголь&Табак
Дело княжеское
ВИНОДЕЛИЕ
Твердое, но жидкое и прозрачное
ВЕЛИКИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ
Галерея
Выставка Джеффа Кунса
СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО



Лучшие акустические системы Hi-Fi и Hi-End уровня в Украине http://audiovideomir.com.ua



Главная Реклама на сайте RSS Подписка О журнале Архив Форум Эксперт Конференции
Материалы помеченные значком имеют ограниченный доступ. Использование материалов Эксперт.UA разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий - гиперссылки) на Expert.UA
©2004-2016 Эксперт.UA   Реклама на сайте