Новости
Россия попыталась вмешаться в выборы в Германии Второй день в Twitter сотни "ботов" - автоматические учетные записи - ведут кампанию в поддержку ультраправой немецкой... 24.09.2017
Россия будет судиться с США из-за дипломатов Россия ведет переговоры с адвокатскими фирмами и собирает документы для обращения в суд по поводу изъятия российской... 24.09.2017
В Великобритании продали записную книжку Гитлера за 1,172 млн грн В записной книжке, которую продали на аукционе за 33 тыс. фунтов, записаны номера высокопоставленных руководителей... 24.09.2017
Кремлевские хакеры взломали систему регистрации избирателей в одном из штатов США По информации источников Associated Press, хакерам, нанятым правительством РФ, удалось взломать электронную систему... 24.09.2017
КНДР выпустила пропагандистское видео, на котором уничтожают американский авианосец На видео ракеты Пукгуксон-2 сбивают американские B-1B и F-35, после чего подводная лодка КНДР наносит удар по авианосцу. 24.09.2017
Курс биткоина 24 сентября понизился Курс Bitcoin 24 сентября на двух основных по объему торгов биржах по сравнению с субботой снизился. 24.09.2017
Ураган Мария сломал антенну крупнейшего телескопа в мире Ураган Мария, атакующий острова Карибского моря, сломал пополам 29-метровую радарную антенну радиотелескопа Аресибо, ее... 24.09.2017
В Германии начались выборы в бундестаг В Германии 24 сентября начались выборы в бундестаг. Канцлер Ангела Меркель призвала однопартийцев сделать все... 24.09.2017
В американских учебниках описывают гибридные войны на примере оккупации украинского Крыма В "Пособии по российскому военному делу нового поколения" американским военным описывают гибридные войны РФ на примере... 24.09.2017
На черном рынке 24 сентября курс доллара упал На неофициальном наличном валютном рынке курс доллара снизился по сравнению с субботой 23 сентября и составил 26,25... 24.09.2017






Курс банковских металлов НБУ Курсы валют Стоимость нефти (ICE)
грн./тр.унциюИзм., %
Золото34061.246+0.473
Серебро445.659+0.211
Платина24502.037-1.178
 ПродажаПокупкаНБУ
USD26.3952626.262
EUR31.6930.931.411
RUB0.460.3230.456
$/баррельИзм., %Дата
BRENT56.86+0.8Sep
WTI50.6600+0.2171Nov
GAS OIL541.5000+0.0462Oct
Регионы / №15(388) 22 АПРЕЛЯ 2013
Риторика и логика Добкина    Печатная версия    в избранное
ХАРЬКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ
Глава Харьковской областной государственной администрации рассказал о наиболее значимых проектах в области — от добычи нетрадиционного газа из песчаников до строительства мощнейшего свиноводческого комплекса и продажи стадиона «Металлист»

Имя губернатора Харьковщины Михаила Добкина, кажется, известно каждому в Украине. Однако далеко не все жители знают, какую политику проводит бывший мэр первой столицы УССР, какие проекты сейчас курирует как глава областной администрации. Уроженец Харькова Добкин стал политиком всеукраинского масштаба задолго до появления скандального ролика записи одного телевизионного обращения — еще в 2002–2006 годах он был народным депутатом и уже тогда запомнился жесткой и при этом логичной риторикой в адрес политических оппонентов, тем более что его депутатство пришлось на период Оранжевой революции.

Офис харьковского губернатора похож на все другие губернаторские кабинеты — большой, просторный, обязательно на втором этаже типичного советского административного здания. Впрочем, есть особенность: сотрудники администрации строго и даже ревностно соблюдают губернаторский протокол. Главреда «Эксперта» в кабинет Михаила Добкина попросили зайти без сумки и мобильного телефона. Мол, диктофона и блокнота достаточно.

В том, что Михаил Добкин хорошо освоил науку «риторика», «Эксперт» смог убедиться лично — немногие украинские губернаторы за полтора часа общения могут столь живописно и подробно описывать важные проекты в области, попутно убеждая интервьюера, какое это нужное дело. В нашей беседе глава обладминистрации сделал акцент именно на промышленных, инфраструктурных и сельскохозяйственных проектах, реализуемых в Харьковской области.

— По итогам первых трех месяцев года Харьковщина — антилидер по темпам промышленного производства, которое в области упало почти на десять процентов. Почему, на ваш взгляд, так сложилось? Есть ли у областных властей какой-то антикризисный план?

— Если брать структуру нашей промышленности, то у нас 30 процентов занимает пищевая отрасль. В том числе сигареты и водка. У нас на 40 процентов упало производство сигарет компании Philip Morris, и это наиболее сильно ударило по показателям Харьковской области.

Это объективная ситуация: падение спроса на сигареты. В частности, оно обусловлено запретом курения в общественных местах. Но это косвенно. А напрямую связано с ростом акцизов.

Если посмотреть график производства нашей табачной фабрики, то, как только люди привыкают к новым акцизам, покупательная способность вырастает. Но затем акцизный сбор снова повышается — и тут же начинается яма.

В 2010 году из 19 миллиардов гривен поступлений в бюджеты всех уровней компания Philip Morris заплатила 12 миллиардов налогов! Теперь вы понимаете, как любые сбои в работе этого предприятия сказываются на ситуации в области.

А в машиностроении, базовой отрасли, у нас пять процентов роста.

— То есть вы, мягко говоря, не рады борьбе с курением?

— Мало того, что я не рад борьбе с курением, — из-за нового закона об ограничении табакокурения мы еще потеряли возможность реализовывать ряд социальных программ. Ведь сегодня есть прямая норма закона, которая запрещает спонсорскую помощь от компаний по производству табака детским садам, прочим учреждениям для детей и юношества. Это была такая налаженная работа, что с появлением данного закона мы теперь, по сути, лишаемся финансирования годового содержания одного детского садика.

Аккумулятор для малого бизнеса

— На конференции «Эксперта» в Харькове вы заявили об инициативе создания регионального фонда кредитования небольшого бизнеса под один-два процента годовых. Подобную идею уже приходилось слышать от Федерации работодателей Украины Дмитрия Фирташа. Расскажите о вашей инициативе подробней.

— В первый раз идея о создании такого фонда прозвучала на Международном экономическом форуме в Давосе, где одним из выступающих был Дмитрий Фирташ. Вот тогда наша администрация всерьез задумалась о необходимости дополнительной возможности кредитования малого бизнеса. У нас есть возможность аккумулировать в этом фонде от трех до пяти миллионов гривен.

— Это областной бюджет?

— Нет, конечно. Это частные деньги.

«Меня убедили возможности, которые получил Техас. Когда они начинали со скважины вертикального бурения глубиной два с половиной километра, то от момента бурения до фрекинга у них уходило два месяца. А сегодня они скважину под ключ сдают за десять дней. Через десять дней убираются все вышки, остается небольшая площадка, сверху идут трубы, газовая колонка — и всё!»

Нам легче всего опереться на возможности Федерации работодателей, поскольку у них уже есть Всеукраинский экспертный совет. А это важная составляющая успешной работы такого фонда кредитования, который оценивал бы проекты и определял, что финансируется, а что — нет.

Но Федерация работодателей имеет свою специфику. Ее костяк — крупные предприятия, то есть крупные состоявшиеся организации, чьи проекты, как правило, направлены на развитие соответствующих проектов на их уровне бизнеса, например, по развитию отношений с поставщиками.

В противном случае нам надо найти людей в нашем регионе, которые смогут просчитать все риски и сделать заключение: вот в этом случае можно кредитовать, в том нельзя. Это бесплатная работа, мы не сможем в фонде содержать чиновников, поскольку он создается на добровольных началах.

Но это никоим образом не означает, что мы собираемся компенсировать проценты. Мы будем давать кредиты под один-два процента. Не бесплатно. Надо чтобы люди понимали, что с неба ничего не падает.

— Это микрокредиты?

— Да, до 50–100 тысяч гривен.

— Кто те люди, которые готовы дать под гарантии областной администрации деньги под один-два процента?

— Эти люди дадут фонду деньги на безвозвратной основе.

— То есть получается грант?

— Это скорее венчурный фонд, который будет наполняться на безвозвратной основе. Но кредиты надо возвращать, так что фонд не будет быстро таять. Там не будет залога, не будет описано имущество, потому что в противном случае человек побоится организовывать бизнес. Он не станет рисковать своим жильем, которое является, по сути, единственным его состоянием.

— Фонд хоть как-то уже наполняется?

— Нет. В этом есть проблема.

Вера в газ

— Компания Shell начала изыскательские работы по добыче газа. В селах проходят общественные слушания, призванные убедить население в безопасности проекта. Областные власти участвуют в мероприятиях по разъяснению?

— Мы обязательно занимаемся и убеждением, и переубеждением людей, поскольку, к сожалению, вмешивается политика — и в случае с Shell это не только политика нашего государства. Поэтому мы обязаны сделать так, чтобы ситуация не зашла в тупик, откуда уже нет выхода.

Наша задача — купировать законным способом любые протесты, если мы видим, что людей дезинформировали, «подогрели». Ведь не секрет, что в этих акциях протеста принимают участие жители совсем других населенных пунктов, где не добывается газ, и даже других областей.

Поэтому на сессиях районных советов с помощью волонтеров (тут значительный объем такой работы выполняет молодежное крыло Партии регионов) мы представляем наглядные материалы.

— Вы сами-то верите, что добыча сланцевого газа не приведет к катастрофе?

— Я не пользуюсь только лишь информацией печатных или электронных СМИ. Наша небольшая делегация, не за счет государственного бюджета, побывала в США, в штате Техас, где мы изучили всё, что связано с добычей сланцевого газа.

Были в Chesapeake Energy — это вторая компания в Штатах по добыче газа. Изучили опыт работы компании Shell, посетили головной офис, беседовали с местными конгрессменами, которые были избраны прямым голосованием от тех территориальных громад, где добывается сланцевый газ, пообщались с губернатором штата Техас Риком Перри.

В отличие от критиков, распространяющих страшилку об ужасах сланцевого газа и демонстрирующих видеокартинку аварии то ли в Нигере, то ли в Нигерии, а также последствия экологической катастрофы в Мексиканском заливе, мы на всё посмотрели своими глазами.

— И что увидели?

— Я, конечно, предполагал, что у них там высокотехнологичное производство, но не рассчитывал, что это так просто. Мы были в Далласе, там есть стадион, называется «Далласские ковбои». Это крытый многотысячник (стадион «Ковбойс» расположен в Арлингтоне, пригороде Техаса, рассчитан на 80 тысяч мест и является самым большим в мире крытым стадионом. — «Эксперт»). Когда там играют местные футбольные или бейсбольные команды, он заполняется под завязку. А ближайшая вышка по добыче газа находится на расстоянии всего лишь 200 метров!

Мы видели школьный стадион, в 50 метрах от которого стоит вышка по добыче сланцевого газа.

Да что там… Нам показали схемы: далласский аэропорт, четвертый в мире по объемам перевозок, имеет четыре взлетно-посадочные полосы (ВПП). На минимальном расстоянии от них стоят вертикальные вышки и семь горизонтальных скважин поперек всех четырех ВПП на расстоянии 150 метров друг от друга.

В каждой горизонтальной скважине делали по пять фрекингов, то есть всего 35 разрывов под взлетными полосами и терминалом. Это ли не яркий пример, что добыча сланцевого газа не несет с собой столь разрушительных последствий: вода никуда не уходит, не горит, словом, не происходит ничего экологически страшного, о чём частенько говорят. К тому же уровень безопасности проводимых работ в США гораздо выше, чем у нас. Там контролирующие органы взяток не берут, а значит, добросовестно исполняют все инструкции от А до Я.

— То есть американский опыт убедил…

— …очень сильно. Мало того, убедили возможности, которые получил Техас. Когда они начинали со скважины вертикального бурения глубиной два с половиной километра, то от момента бурения до фрекинга у них уходило два месяца. А сегодня они скважину под ключ сдают за десять дней. Через десять дней убираются все вышки, остается небольшая площадка, не больше, чем этот кабинет, сверху идут трубы, газовая колонка — и всё!

Американцы показали нам символичную фотографию. Вот представьте: большая заправочная станция, тут же линии высоковольтных передач, и между ними стоит скважина. То есть вот мы добываем газ — и с его помощью можем заправлять машины, а также генерировать электрическую энергию. И всё это в одном месте, всё безопасно.

— В связи с реализацией проекта Shell по добыче сланцевого газа вам от центрального бюджета требуется какое-то финансирование?

— Нет, абсолютно ничего не требуется. Нам надо, чтобы подтвердились прогнозы сейсмического моделирования территории Юзовской площади о наличии там четырех триллионов кубометров газа из песчаников. Если в Олевском бассейне в Западной Украине удастся подтвердить три триллиона кубов сланцевого газа, то у нас будет приблизительно семь триллионов кубических метров газа, что сравнимо с запасами газа на Ямале.

А это делает Украину государством, которое не только может обеспечивать свои внутренние потребности, но и поставлять этот энергоноситель на внешний рынок. Учитывая, что у нас полностью сохранена система газопроводов, которая позволяет поставлять газ в Европу, это не может не вызывать противостояние со стороны тех, кто пострадает от такой энергонезависимости. Одно дело — Украина пропадает как очень серьезный рынок, а с другой стороны — появляется ведь конкурент на рынке внешнем.

— На кого это вы намекаете, Михаил Маркович? Не на Россию ли?

— Я намекаю на тех, кто в силу объективных причин впереди нас по производству и добыче газа. Оглянитесь на 40 лет назад. Как украинскому чиновнику мне очень обидно, что в 1960-е годы в правительстве СССР не нашлось ни одного настоящего украинца, который имел бы компетенцию (а ведь страной неоднократно руководили наши земляки) и мог настоять на том, чтобы Шебелинское газоконденсатное месторождение было заморожено и оставлено будущим поколениям, а средства и возможности могучего Советского Союза были направлены на добычу и транспортировку газа из Сибири. Тогда бы мы имели сейчас 1,8 триллиона метров кубических запасов Шебелинки, которая уже выкачана полностью. Только одним Шебелинским месторождением сегодня можно было бы закрыть все потребности сегодняшней Украины в газе!

Эти возможности у нас забрали. Сейчас страна покупает газ по баснословной цене и, конечно, продавец не хочет, чтобы мы с помощью компании Shell имели возможность добывать много собственного газа.

Сами мы такой газ добывать не сможем. Никогда.

Уголь и мусор

— Харьковская область — одна из самых энергодефицитных в Украине. Огромные промышленные мощности, при этом баланс держится на тепловых станциях. Нет сильной гидроэнергетики, нет атомной станции. Намерена ли областная власть развивать энергетические инвестпроекты, чтобы обеспечить бóльшую энергонезависимость области?

— Позвольте мне с вами не согласиться в отношении энергодефицита нашего региона. Кроме Змиевской ТЭЦ, которая стопроцентно работает на украинском угле, у нас есть ТЭЦ-2 «Эсхар» и ТЭЦ-5, имеющая колоссальные мощности по производству электрической энергии. Сегодня у нас периодически отключается то Змиевская, то ТЭЦ-5, поскольку наблюдается переизбыток электрической энергии.

Мы делаем всё, чтобы снизить потребление дорогого газа и перейти на более дешевый уголь в производстве электрической и тепловой энергии.

При этом мы вернули в коммунальную собственность ТЭЦ-3, которую в свое время демонтировали из общей системы поставок тепловой энергии и отдали в частные руки. Если бы ее модернизировали, усовершенствовали, был бы минимизирован расход газа и осуществлен переход на альтернативные источники получения тепловой энергии, то она так и осталась бы у бизнесменов. Но из станции выжимали всё, что могли.

Это предприятие возвращено в «Харьковские тепловые сети», и сегодня на нём идет процесс перевода на уголь. Точнее, там будет задействована угольно-кислородная смесь. Думаю, мы будем первыми в стране по освоению этой программы, которая реализуется на китайские деньги. Поэтому если взять Харьковскую область, посмотреть на ее энергетические возможности и представить, что мощности работали бы исключительно на нужды региона, мы, наверное, были бы Кувейтом.

— Как вы намерены решать харьковскую мегапроблему с утилизацией мусора?

«Мало того, что я не рад борьбе с курением, — из-за нового закона об ограничении табакокурения мы еще потеряли возможность реализовывать ряд социальных программ»

— Сейчас мы приблизились к созданию мусороперерабатывающего завода по словенской технологии. Изучили всё, что существует в мире. Есть, конечно, супертехнологии, но они очень затратные: стоимость утилизации одного кубометра мусора нужно дотировать так, что мы просто не можем себе позволить.

На сегодняшний день имеем потенциального инвестора в лице Внешэкономбанка РФ, который ранее выделял кредит в размере 20 миллионов евро на реконструкцию Парка Горького. Так вот, россияне сегодня готовы финансировать строительство мусороперерабатывающего завода по словенской технологии. Условие одно — должен быть закон о «зеленом тарифе», где возвратность кредита обеспечивается продажей электроэнергии, произведенной именно из возобновляемых источников.

— На каком этапе находится этот проект?

— В Харькове в присутствии президента Словении был подписан меморандум о сотрудничестве. У нас разработано технико-экономическое обоснование (ТЭО), благодаря Министерству экологии и природных ресурсов Украины мы получили бюджетное финансирование на разработку проекта. Уже с готовым проектом — думаю, в течение 2013 года — мы можем выходить на дочерние банки и финансировать.

Сегодня разрабатываем проектную документацию. Для разработки ТЭО город привлекал деньги европейских организаций, которые направлены на безвозвратное финансирование экологических проектов, а стоимость проектной документации будет около 20 миллионов гривен.

— А о какой сумме кредита ВТБ идет речь?

— Проект — это конструктор. Думаю, минимальная сумма, необходимая для строительства завода, составляет 30 миллионов евро. И дальше — до бесконечности. Всё зависит от того, будем ли мы перерабатывать мусор, который ежедневно получаем в текущем режиме, или станем перерабатывать еще и то, что накопилось за многие годы на главном полигоне.

Будучи харьковским городским головой, я инициировал перевод полигона из областного подчинения в городское. И мне удалось это сделать, несмотря на сложные отношения с тогдашним главой области (Арсеном Аваковым. — «Эксперт»). Когда я первый раз приехал на полигон, там был один трактор, который и дорогу пробивал, и терриконы мусора разгребал. Сегодня все старые терриконы мусора культивированы — они находятся под слоем земли. За счет денег из горбюджета были вырыты котлованы под новые отходы, постелены специальные защитные пленки, чтобы потом не вкладывать больше средств в организацию той работы, которую нам пришлось делать изначально.

Городской парк машин за последние годы значительно вырос — это восемь десятков современных мусоровозов различной формы. Есть все возможности по логистике, наш следующий этап — появление машин-хабов, то есть больших машин, которые будут забирать мусор из других мусоровозов на полпути к полигону, чтобы уменьшить плечо доставки. В такие карьерные грузовики влезет содержимое восьми–десяти обычных мусорных машин.

— Проект, безусловно, социально важный. И он, наверное, предполагает внедрение программ стимулирования раздельного сбора мусора?

— Несомненно.

— Но что-то никаких разноцветных контейнеров в Харькове не видно.

— Пока нет абсолютно никакого смысла отделять органику от прочего мусора. Сегодня у нас сортировкой мусора занимается лишь армия людей без определенного места жительства, которые профессионально отбирают из отходов картон, алюминий, стекло. Всё, что можно потом продать.

При строительстве мусороперерабатывающего завода предполагается сооружение специальных цехов по сортировке мусора. После этого в городе поставят контейнеры, и у населения появятся стимулы для раздельного сбора мусора.

У нас сегодня есть несколько путей. Это и национальный проект «Чистый город», и потенциал бюджета Харькова и Харьковской области, и возможности бизнесменов — поскольку на определенном этапе это еще и бизнес. И, конечно, плюс наши наработки по банковскому финансированию: не забывайте о Европейском банке реконструкции и развития. Харьков работает с Евробанком по метро, готов с удовольствием поработать и по мусоропереработке.

Из Киева не видно

— Насколько вы довольны распределением средств в Украине между местными и центральным бюджетами?

— Я недоволен. Недоволен системным подходом к распределению средств через субвенции на капитальное строительство, на развитие территорий. О децентрализации власти, о передаче полномочий на места речь идет постоянно — сам президент об этом говорит, возьмите хотя бы последний Совет регионов. Глава государства утверждает, что реформу надо делать не на бумаге, а реально изменяя межбюджетные отношения. Надо четко прописать полномочия, распределить компетенции, которые сегодня залазят одна на другую, и только тогда определить финансирование — вот это будет реально действующий институт власти.

Пока со стороны Кабмина я не вижу желания децентрализации.

Вот выделение сельскохозяйственной земли у районов сегодня забрали, отдали на центральный уровень. Выделение в аренду лесных участков у регионов забрали, отдали на центральный уровень. Вы представляете, сколько нужно возможностей и сил, чтобы справиться не с глобальными проектами развития страны, а с локальными проблемами каждого региона?

— Из Киева лучше видно…

— Кабинет министров на свое усмотрение занимается финансированием развития территорий. У нас есть субвенция, которая делится в отношении 70 на 30. Семьдесят процентов — эта субвенция идет на финансирование тех проектов, которые подает облгосадминистрация, а 30 процентов на свое усмотрение финансирует Кабмин.

Вот у нас есть города Изюм и Первомайский, которым мы добились предоставления статуса депрессивных территорий. И они должны получать по закону приоритетное финансирование. Но в этой графе в нынешнем году Харьковская область получила ноль, хотя другие области получили какие-то средства. Некоторые — немалые.

Вот таков подход. Чем руководствуется правительство? Я не знаю.

— О какой сумме идет речь?

— О ста миллионах гривен — немалых деньгах для нас. За эти средства можно газифицировать и осветить не один населенный пункт, отремонтировать региональные дороги.

Да, у нас есть большой плюс — сотрудничество с НАК «Нафтогаз України», в результате которого нам удается «вырвать» в разные годы от 100 до 150 миллионов гривен.

— Это расходы на социальную сферу?

— Точно. Раньше суммы не превышали 10–15 миллионов гривен в год, но мы добились их увеличения на порядок. В отношениях с госкомпанией мы перешли еще одну черту: если раньше «Нафтогаз» финансировал только те населенные пункты, где у них находятся вышки, то теперь мы убедили НАК финансировать все без исключения районы области равномерно. Приблизительно 75 процентов было направлено на газификацию населенных пунктов. А четверть расходов — это ремонт дорог, школ и других объектов.

И тут немаловажно то, что мы отказались от претензий на освоение этих средств. Проводить работы по газификации и ремонту мы предложили силами компаний «Нафтогаза». Не настаивали, чтобы это были наши фирмы.

— По объему делегированных полномочий, по финансированию есть какие-то подвижки? Хватает ли на «Скорую помощь», образование? Более бедные регионы жалуются на это.

— Формульный подход Министерства финансов всегда закладывает недофинансирование бюджетных отраслей, в том числе и по делегированным полномочиям. Почему? Потому что финансирование Минфин всегда просчитывает исходя из сухих цифр. Школа малокомплектная — закрывать. Больница не имеет права быть на территории населенного пункта — закрывать.

Конечно, такую работу надо проводить, ведь подобный дешевый популизм не работает. Если мы говорим о малокомплектной школе, это не просто дополнительные затраты, но еще и некачественное образование. Неконкурентоспособные дети — ведь тоже проблема. А больницы в населенных пунктах, где один фельдшер и две медсестры, — ну что это за стационары?! А содержание и медикаменты — в размере одной гривни на человека? И во что это превращается? В пристанище для людей, которые там просто проводят время. Ночлежка.

Надо сокращать расходы и экономить деньги. Вот мы рекомендовали районам и городам нашей области перенести школьные каникулы и на отоплении сэкономили десять миллионов гривен.

— Как получилась экономия?

— Отправили детей на весенние каникулы не в марте, а с 8 апреля. С их уходом отключаются батареи, ведь когда школьники через неделю вернутся, на улице станет уже тепло. И вот это техническое решение позволило нам сберечь десять миллионов.

Если бы каникулы были в конце марта, пришлось бы топить и на каникулах, поскольку нельзя приводить детей в непротопленную школу.

Шанс для хрюшки

— Вы неоднократно говорили, что будущее области видите в значительной мере за сельским хозяйством. Почему? Ведь область промышленно богатая, наукоемкая…

— У нас много чисто сельскохозяйственных районов, и не надо расширять площади посевов. За счет интенсивных технологий мы можем наращивать аграрное производство. И чтобы сегодня не потерять существующие рабочие места, мы через колено запрещаем вырезать скот. Для нас исчезновение десяти коров дойного стада — это уже ЧП.

— А как вы можете запретить?

— Убеждаем.

— Ну-ка, убедите меня.

— Есть сегодня еще определенные механизмы, влияния. Отношение к власти сохранилось как наследство от Советского Союза. Обычно мы не сталкиваемся с ожесточенным сопротивлением. Те люди, которые сегодня занимаются организацией работы сельхозпредприятий, сами родом из этих мест — они понимают важность поголовья, да и не спешат на сто процентов обновлять машинно-тракторный парк.

И я понимаю, почему. Вот расскажу вам историю. Когда я делал первые шаги на посту губернатора (а я человек городской), меня стали возить на успешные агропредприятия. Всё как на параде: стоит покрашенная сельхозтехника, отремонтированное здание сельской конторы, вывозят на поля, где хорошие урожаи. И вот смотрю, площадка механизации — комбайны John Deer, New Holland. Красавцы! А в конце скромно стоят три «Беларуси», другая техника стран бывшего СССР. Я говорю человеку, который и сегодня является для меня авторитетом в сельском хозяйстве: «Вам что, тяжело поменять вот эту рухлядь? Ее осталось-то с гулькин нос. Делаете — так сделали бы полностью, как под линеечку». Он парирует: «Да я давно убрал бы и трактор, и хозяина уволил. Но тогда этот крестьянин сопьется, а у семьи никакого дохода больше нет. У меня работает 130 человек на предприятии, а надо максимум сто. Не могу я их сократить — они пропадут».

— Социально ответственно…

«С кем я воюю, это крупные латифундисты, это предприятия, которые стараются сегодня заниматься исключительно растениеводством, получать 60–100 процентов прибыли в год»

— Вот он какой, подход этих людей. Поэтому я воюю с крупными латифундистами, с предприятиями, которые стараются заниматься исключительно растениеводством, получая 60–100 процентов прибыли в год. А животноводство приносит 10–15 процентов прибыли, хорошо если двадцать.

Вот Андрей Веревский, владелец большого земельного банка в Харьковской области, имеет свыше двух тысяч голов скота. Разного вида. Это не его типичный бизнес, другой хозяин давно бы уже вырезал. Но он понимает, насколько это важно. Даже готов подарить, поскольку самому животноводством не очень выгодно заниматься.

— Что областная власть может дать взамен?

— Более комфортную организацию оформления документов. Для бизнесменов это важно, поскольку в Харьковской области однажды за полгода поменялось пять или шесть начальников регионального Госкомзема. Была выстроена такая система поборов при выделении земельных участков и регистрации договоров, что предприниматели, фермеры просто плевали, ничего не оформляли и работали так. А с другой стороны — приходила прокуратура и говорила: «Нет договора — вы незаконно используете землю. Платите штраф».

Вот разрулирование таких ситуаций — это тот самый механизм, который у нас сегодня есть для диалога.

Есть редкие исключения. Могу назвать всего три случая, когда мы не нашли взаимопонимания с компаниями. Всё остальное — это десятки. Абсолютно нормальный диалог, причем люди после него не чувствуют себя обиженными. Где-то они пошли навстречу, где-то мы.

— Почему вы говорите о невыгодности животноводства? Ваши коллеги из Донецкой области, где активно развивается эта отрасль сельского хозяйства, напротив, подчеркивают выгодность свиноводства и птицеводства. Мол, в Донбассе пять миллионов ртов и их надо кормить — так что спрос гарантированно будет!

— Ситуация изменилась. Прекратилась контрабанда мясных продуктов, которая ранее имела катастрофические объемы. Я эту ситуацию хорошо знаю, поскольку одним из владельцев фабрики по выращиванию бройлерных цыплят является мой брат. С закрытием границы резко увеличилась потребность в украинской продукции и возросла стоимость.

Изменилась и закупочная цена живого веса. Если раньше мясокомбинаты давали за живой вес мало, то с закрытием контрабанды закупочная стоимость выросла. А на цене мяса в магазине это не сказывается никак — как было около 50 гривен за кило, так и остается.

Если мы еще закроем неквалифицированную сертификацию, то, что называется импортным мясом, мы еще больше поднимем потребность в промышленном производстве мяса.

Вот тот же Веревский готов развивать бизнес, причем у нас на Слобожанщине. Ему больше всего подходила Полтавская, Житомирская области — где больше производство кукурузы. Но он выбрал Харьковскую область для строительства мощнейшего свинокомплекса, который превзойдет все донецкие. Сумма инвестиций намечена около 700 миллионов долларов. Выбрал нас только потому, что мы дали ему понять: будем поддерживать и сопровождать проект от начала и до конца, как это мы делаем с Shell, как мы это делали с Philip Morris. И у него пропадет огромное количество «головняка».

— Вы подведете ему на участок электричество, воду, канализацию, прочие трубы?

— Нет. Речь о бумажных делах. Мы не будем вкладывать деньги в частный проект.

Наша задача — выделить ему большие земельные площадки под размещение большого количества свинарников, а это разные районы Харьковской области, прохождение документов, согласования.

При моем заместителе создана рабочая группа, отрабатывается план-график с указанием даты выполнения и ответственных, раз в неделю-две проводятся совещания. Зная нашу систему, Веревский для себя решил, что ему лучше быть чуть-чуть ограниченным в сырье, но зато все согласования пройдут как по маслу, и никто с него лишнего доллара при получении какого-нибудь документа не потребует.

— На Харьковщине еще недавно были десятки сахарных заводов. Сегодня их осталось мало. Почему в сахароварении такой глубокий кризис?

— У нас в государстве очень неэффективная политика в области сахароварения. На сегодняшний день в области существует девять заводов в разной степени готовности, шесть из которых относительно стабильно работают. Правительство бросило на самотек производство сахара, и у нас такой переизбыток сладкого продукта, что потеря составляет минимум гривню на килограмме.

Раньше я заставлял наращивать площади под сахарной свеклой, а ведь это самая сложная сельхозкультура, кто ее выращивает, считается настоящим профессионалом среди аграриев. Когда я область принимал, было 20 тысяч гектаров под свеклой. Мы довели до 65 тысяч. И должны были выйти на 80 тысяч.

Но сегодня я вижу отношение государства к компаниям, которые варят сахар. Они не будут работать себе в убыток, поэтому я не могу заставлять их сеять больше.

А решение такое. В Кегичевском районе есть одно из крупнейших предприятий по производству сахара, на котором способны в сутки резать пять тысяч тонн свеклы, что является очень большим показателем. Этот завод вряд ли уже запустится. Он такой огромный, что производить относительно малые объемы ему невыгодно. И вот мы договариваемся с Веревским, чтобы убойный цех, где нужно больше всего рабочих мест, был организован именно там. Чтобы получилось замещение: одно предприятие ушло, второе появилось.

Стадион уходит к Курченко

— Областной спортивный комплекс «Металлист» являл собой хороший пример государственно-частного партнерства. Помнится, во время нашей инспекционной поездки перед Евро-2012 (см. «Узел первой столицы», спецпроект «Навстречу Евро») «Эксперт» допрашивал работников стадиона, где именно проходит граница между владениями Александра Ярославского и собственностью муниципалитета. Вразумительного ответа мы так и не получили. «Партнерство», — говорили наши гиды по стадиону.

Что теперь со стадионом «Металлист»? У «Эксперта» есть информация, что он будет продан новому владельцу харьковского футбольного клуба, а в коммунальной собственности останется «Динамо». Можете подтвердить или опровергнуть?

— Я хочу развеять мифы, поскольку пресс-служба компании DCH отрабатывала деньги Александра Ярославского очень хорошо. Количество «джинсы», размещенной во многих центральных СМИ, включая определение эксклюзивной составляющей подготовки Харькова к Евро лично господином Ярославским, превышало все допустимые нормы.

Стадион «Металлист» всегда был в совместной собственности территориальных громад. Там была собственность города и области. В силу того, что у меня не было нормальной коммуникации, как у мэра с губернатором, ради общего дела я отбросил амбиции в сторону, и мы передали безвозмездно в собственность области городскую собственность. Оформили все документы.

Дальше строительством (реконструкцией. — «Эксперт») стадиона занималось руководство области. И оно совершило противоправную сделку, по которой из целостного имущественного комплекса незаконно были выведены подтрибунные помещения и проданы структуре Ярославского. А тот инвестировал исключительно в свою частную собственность на этом стадионе.

Через него велись все строительные работы. Я думаю, что подряд на 500–600 миллионов гривен от государства взяла бы любая фирма.

— Область владеет 70 процентами стадиона?

— Да, 70. При этом всё организовано неправильно — мы не имеем даже управляющего коммунальным предприятием. Аваков туда поставил человека Ярославского, который стал подписывать документы налево-направо, в том числе и от имени области. Я решил его снять, но столкнулся с сопротивлением.

Ситуация разрулилась только лишь потому, что Ярославский продал клуб. А вместе с ним и свою часть стадиона.

— Как у вас сложились отношения с новым владельцем Сергеем Курченко?

— Я с ним встретился, чтобы узнать судьбу Маркевича (Мирон Маркевич — главный тренер футбольного клуба «Металлист» с 2005 года. — «Эксперт»). Этот человек — знаковый для города, и мне очень не хотелось, чтобы такой тренер остался вне футбольного клуба «Металлист». Я ни в коем случае не лезу в политику футбольного клуба, но коль уж есть человек, который является брендом города…

— К радости харьковских болельщиков, Маркевич остался.

— Да, остался. Ну, а дальше я выяснил, что в команду будут делать инвестиции, это не просто попытка устранения конкурентов. И я сказал Курченко: «Сергей, ситуация такова: если мы управляем стадионом, тогда для минимизации расходов придется рассматривать проведение других праздников, сдачу в аренду, за исключением, может быть, дополнительной нагрузки на само футбольное поле».

Он спрашивает: «Какие будут предложения?»

Я отвечаю, что предложение одно: если ты взял команду, то выкупи стадион по остаточной стоимости.

— Цена?

— Это же не имущество Кернеса—Добкина. Стадион можно рассматривать как объект, который продается с прибылью, как объект, откуда забираются деньги, которые вкладывали общество и страна в целом, наша громада, отрывая от других программ.

Стадион в эквиваленте стоит около ста миллионов долларов — специалисты подсчитают точнее. Тридцать из них забрал Ярославский как свою долю, продавая футбольную команду. Остальное — собственность громады. Вот сумму 70 миллионов долларов мы и назвали.

— И что Курченко?

— Взял время подумать. В двадцатых числах января мы встретились, он сказал, что ему надо составить финансовый план, чтобы понять, выкупать стадион частями или всё сразу.

— Какова ваша реакция?

— Я Курченко так и сказал — это уже не вопрос. Можем проработать любой вариант. Нам нужно два квартала, чтобы собрать и подготовить все необходимые документы по продаже стадиона. Если он начнет рассчитываться в третьем квартале и всё выплатит до конца года, нас это устроит.

Думаю, до конца 2013-го все 70 миллионов в гривневом эквиваленте будут на счетах города и области.



Автор: Андрей Блинов

 печать  отправить ссылку другу  в избранное
КОММЕНТАРИИ


Нет комментариев.

ОБСУДИТЬ СТАТЬЮ



ЧИТАЙТЕ ЕЩЕ В РУБРИКЕ "РЕГИОНЫ"
Труба безысходности
Репортажи
Пока кандидаты в президенты усиленно агитировали украинцев, маленький шахтерский городок Родинское тихо замерзал. Алчевская катастрофа повторилась через четыре года с меньшим пафосом — к масштабным жилищно-коммунальным авариям мы начинаем привыкать, а провинции остается надеяться только на себя
Вклад в ответственность
Харьковская область
Корпоративная социальная ответственность (КСО) медленно входит в систему ведения бизнеса харьковских предпринимателей. Правда, пока к такой формулировке они еще не привыкли, свои КСО-проекты предприниматели предпочитают называть «шефством», «заботой» и «социальными решениями»
Напоить Украину
Харьковская область
Молока в стране хватит и взрослым, и детям, если только государство будет стимулировать строительство новых крупнотоварных ферм и потребление молочных продуктов, считает руководитель молочного направления PepsiСo в Украине, председатель правления компании «Вимм-Билль-Данн Украина» Андрей Наумов
Газ, вода и дороги
Харьковская область
Вице-президент Shell по Украине рассказывает о технологии гидроразрыва, социальной ответственности и непредсказуемости цен на нефть
Блеск и нищета слобожанского края
Харьковская область
Харьковские власти вознамерились вернуть региону статус научно-промышленного центра. Начинать решили с аграрного сектора и свободных экономических зон для IT-технологий
ХАРЬКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ
Зерно и оливки, дети и море
Киевская область
Киевщина и остров Крит расширяют сотрудничество в рамках договоренности двух губернаторов
Детишкам на молочишко
Киевская область
Ниша кисломолочного детского питания в Украине остается незаполненной из-за высоких требований к качеству продукции. Поэтому у национального производства такой продукции большие перспективы
Инвестиции — это отношения
Киевская область
Губернатор Киевщины Анатолий Присяжнюк рассказал, почему не перепоручает общение с инвесторами своим заместителям и где он видит центр Киевской области
Земля Чернобыля
Киевская область
Использование заброшенных земель вокруг 30-километровой зоны отчуждения может стать одним из инструментов привлечения инвестиций в Киевскую область



   карта сайта
Публикации
ICО- как инвесторы зарабатывают тысячи процентов прибыли за несколько месяцев 05.09.2017
DDOS-атаки и вымогательство: в Украине поймали киберпреступников 01.09.2017

Новости компаний
Ремонт деталей с помощью полимеров Полимерные материалы широко используются для ремонта и технического обслуживания деталей и механизмов в различных... 22.09.2017
Преимущества и популярность светодиодных ламп в интернет-магазине 5watt.ua Лампы накаливания становятся своеобразным атавизмом безвозвратно минувших времен. Их минусы нынче стали существенно... 20.09.2017
Искусство создания флаконов Внешняя оболочка должна соответствовать внутреннему наполнению. Лучшие ароматы, которые будоражат сознание, навевают... 13.09.2017
Обмен в Приват 24 денег на Биткоин на лучших условиях Совершить покупку виртуальных денег Биткоин за гривны в Приват24 можно на сайте обменников валют. Заглянув в Интернет,... 12.09.2017
Итальянская мебель - подчеркнет хороший вкус обладателя 30.08.2017
Новости от KINOafisha.ua
Загрузка...
Загрузка...
Билеты в кинотеатр IMAX

E-MAIL рассылка
Укажите адрес электронной почты
для оформления подписки

Последний номер #15(388) 22 АПРЕЛЯ
Повестка дня
Всё визе, и визе, и визе…
Фирт-порт
Потускневшая инвестиция
Японо-итальянская драма
Расколотая пополам
Бостонский взрыватель
ЦИФРЫ НЕДЕЛИ
Тема недели
Право на войну
ПАТЕНТЫ
Патент на свободу
РЕДАКЦИОННАЯ СТАТЬЯ
Украинский бизнес
Недомасло
ПИЩЕВАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ
Климат для бизнеса
КЛИМАТИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА
Свадьба в мобилочке
ТЕЛЕКОММУНИКАЦИИ
Замороженный уголь
Землю — по дружбе
Ретроволна на «Союзе»
НОВОСТИ КОМПАНИЙ
Lexus LS раскрывает возможности
НОВОСТИ КОМПАНИЙ
Экономика и финансы
На дне глубокой неудачи
УПРАВЛЕНИЕ АКТИВАМИ
Общество
Мыслить по-иному
ОБРАЗОВАНИЕ
Культура
Шапиро и скульпторы
СКУЛЬПТУРА И ЖИВОПИСЬ
Гастроли мастера
Миллиард туда, миллиард сюда
Книги
Сила Ньютона
Регионы
ХАРЬКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ
Блеск и нищета слобожанского края
ХАРЬКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ
Риторика и логика Добкина
ХАРЬКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ
Газ, вода и дороги
ХАРЬКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ
Напоить Украину
ХАРЬКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ
Вклад в ответственность
ХАРЬКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ
Галерея
Арт-ярмарка MIA — MILAN IMAGE ART FAIR 2013
СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО






Главная Реклама на сайте RSS Подписка О журнале Архив Форум Эксперт Конференции
Материалы помеченные значком имеют ограниченный доступ. Использование материалов Эксперт.UA разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий - гиперссылки) на Expert.UA
©2004-2017 Эксперт.UA   Реклама на сайте